Персональный фитнес-тренер: историческая ретроспектива

18.01.2018

Понятие «фитнес», первоначально использовавшееся в области конной выездки и конного спорта, по отношению к ряду особых организационных форм занятий физической культурой стало применяться сравнительно недавно. Отечественные специалисты отмечают, что термин «фитнес» означает систему физических упражнений, сбалансированного питания и здорового образа жизни, или же — непосредственно сам активный (именно, американский) образ жизни.

Специалисты из США напротив подчеркивают, что «фитнес» надо рассматривать как глобальное, общечеловеческое явление, существующее с первобытного времени и, по сути, ставят знак равенства между понятием «фитнес» и понятием «физическая культура» в его традиционном российском смысле.

Одним из существенных признаков фитнеса западные специалисты считают персональный тренинг. Персональный тренинг как таковой возник и развивался задолго до того момента, как возникло и вошло в употребление само понятие «фитнес». Современный персональный фитнес-тренинг чаще всего представляет собой зауженную и усечённую форму наставничества. Предполагается также, что деятельность фитнес-тренера поддаётся известной стандартизации, по возможности исключающей педагогический и личностный аспекты во взаимодействии тренера и клиента. Это требование обусловлено современными западными представлениями о правах человека, в первую очередь, о невмешательстве в частную жизнь.

Сфера деятельности, направленная на физическое воспитание человека в соответствие с социальными потребностями, является одной из древнейших (35–40 тысяч лет).

Со становлением и развитием в раннеклассовых государствах институтов частной собственности и патриархальной семьи большое значение приобретают семейное воспитание и организованные формы воспитания. Этот период в полной мере характеризуется противопоставлением группового и персонального воспитания.

Принципы воспитания, так же как и другие формы социального поведения, бытовавшие в раннеклассовом сообществе, осмысливаются на уровне мифологического сознания. Соответственно образ, отражавший идею персонального наставничества, носил ярко выраженные мифологические и тотемные черты патрона инициаций. Вспомним, к примеру, кентавра Хирона — наставника многих героев: Асклепия, Ахилла, Ясона, Кастора, Полидевка, Амфиарая. Так, в гомеровском эпосе встречается Ментор «за добро благодарный» (Одиссея, XXII, стих 235), который, будучи старым другом Одиссея, взял на себя заботы по воспитанию Телемаха.

С возникновением и развитием философии (VIII–VII вв. до н. э.) педагогические принципы наставничества, эволюционно развивавшиеся в традиционном обществе, подвергаются серьёзному теоретическому осмыслению. Основы этого осмысления заложены Пифагором, который являлся одним из выдающихся педагогов-организаторов.

В пифагорейском, да и в целом — древнегреческом отношении к занятиям гимнастикой и атлетикой просматривается осознание того, что философские положения самым действенным образом преломляются в сфере, связанной с преодолением физической ограниченности человеческой природы, в сфере, направленной на созидание идеи совершенного человека — в гимнастике и атлетике.

Можно говорить о том, что в свою очередь и древнегреческая гимнастика, которой эллины по праву гордились, была направлена на пропаганду эллинского образа жизни, и через систему основополагающих идей тренировки и специального атлетического воспитания подготавливала граждан к восприятию высоких философских идей.

Учитывая эту обоюдную взаимосвязь, не приходиться удивляться тому, что подавляющее большинство древнегреческих философов были хорошими атлетами, а учителя гимнастики, педотрибы и косметы, достаточно хорошо знали философию и могли задавать своим подопечным ценностные ориентиры во время проведения гимнастических занятий.

Фитнес, как общественное явление, вполне допустимо рассматривать как аналог древнегреческой гимнастики. Ряд сходных черт обнаруживается при сравнительном анализе профессиональной деятельности фитнес-тренера и древнегреческого космета, надзиравшего в афинских гимнасиях над соблюдением принципа гармоничного воспитания.

В практике современного фитнес-тренинга, где господствует закон «клиент всегда прав», затруднительно применить какой-либо иной метод, нежели классический сократовский метод.

Тренер в своём сознании должен не только сформировать физический профиль клиента, но и, невзирая на осознанное или неосознанное сопротивление клиента, обязан определить целесообразность выполнения определённых видов упражнений.

В конце концов, фитнес-тренер должен убедить своего клиента в необходимости продолжать занятия в клубе, подобрав аргументацию соответствующую определённой личностной диспозиции. Другими словами, фитнес-тренер, подобно Сократу, выявлявшему незнание методом вопросов и ответов, должен уметь выявлять истинные потребности и проблемы своих подопечных и, стало быть, он должен в такой степени овладеть искусством беседы, диалога, чтобы детально изучить личность клиента и не повлиять на изменение требуемого уровня отношений.

Вряд ли стоить пояснять, какого мастерства в прикладном использовании диалектической методологии при работе с клиентами требуется достичь персональному тренеру, если он в равной мере будет стремиться и принести благо как педагог-наставник, и обеспечить должный объём продаж, как субъект рыночных отношений. Последовательное применение диалектической составляющей в общении с клиентами позволяет, по нашему мнению, в определённой мере снять противоречия между педагогической и рыночной сторонами деятельности фитнес-тренера.

Авторы:

А. Б. Мирошников, член Международной ассоциации спортивных наук ISSA (USA), сертифицированный «Фитнес-менеджер» FPA и ЮНЕСКО, сертифицированный «Элит-тренер» FPA

П. В. Нестеров, к. п. н., старший преподаватель кафедры философских, исторических и социальных наук МГАФК